Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Рекомендации Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека по результатам работы “горячей линии” 1-20 мая 2020 года

Рекомендации Совета при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека
по результатам работы “горячей линии” 1-20 мая 2020 года

 

Сложившаяся санитарно-эпидемиологическая ситуация в Российской Федерации, связанная с появлением новой коронавирусной инфекции (COVID-19), выявила ряд проблем в таких сферах, как здравоохранение и образование. В их числе и те трудности, которые безуспешно пытаются разрешить работники, профсоюзные организации и правозащитники в течение многих лет, и совершенно новые вызовы, которые требуют оперативного вмешательства со стороны органов государственной власти.

К категории «долгоиграющих» проблем в сфере здравоохранения следует, прежде всего, отнести следующие:

1)   дефицит медицинских работников вследствие, в первую очередь «оптимизации» их численности;

2)   оплата и нормирование труда медицинских работников, а также организация их режима труда и отдыха.

К новым вызовам, которые поставила перед нами угроза распространения COVID-19, относятся:

1)   ненадлежащая оснащенность медицинских организаций средствами индивидуальной защиты;

2)   введение метода работы, аналогичного вахтовому;

3)   признание наличия у работника профессионального заболевания.

Непростая ситуация также повлекла за собой необходимость перевода образовательных учреждений всех уровней образования, от дошкольного до высшего профессионального, на дистанционный или частично дистанционный режимы. Это стало причиной возникновения ряда проблем организационного, финансового и правового характера, которые в совокупности сильно сказались на правовом положении работников сферы образования. Среди них необходимо особо выделить:

1) правовые аспекты перехода на дистанционное обучение;

2) материально-техническое обеспечение дистанционного обучения;

3) увеличение нагрузки на педагогических работников и недостаточная финансовая обеспеченность;

4) организационные проблемы дистанционного режима работы образовательных учреждений;

5) организацию работы образовательных учреждений в летний период и направление работников в отпуск;

6) организация и проведение государственной итоговой аттестации.

Названные проблемы требуют незамедлительной реакции органов государственной власти. Для их решения Совет предлагает следующее.

 

I. По вопросу дефицита медицинских работников

Игнорирование в течение долгого времени проблемы дефицита кадров, в первую очередь по причине «оптимизации» численности работников учреждений здравоохранения, привело к тому, что в ситуации сложной санитарно-эпидемиологической обстановки, когда потребовалось привлечение значительного количества медицинских кадров, их фактически не оказалось.

В профсоюзные организации обращались и студенты-медики, которые сообщали о том, что их под угрозой отчисления из учебных заведений направляли на практику в медицинские организации, ориентированные на оказание специализированной медицинской помощи пациентам, у которых подтверждена или подозревается новая коронавирусная инфекция[1]. Были и обращения от работников в возрасте старше 65 лет, которых просили выйти на работу, несмотря на то, что они уже много лет назад оставили трудовую деятельность и являются пенсионерами.

Остро сказывается на качестве и своевременности оказания медицинской помощи нехватка младшего медицинского персонала. В связи с проведенной «оптимизацией» такие должности, как санитарки и младшие медсестры, были практически ликвидированы. Это привело к тому, что важная трудовая функция, связанная с непосредственным выполнением санитарно-противоэпидемических мероприятий в целях недопущения возникновения и распространения внутрибольничных инфекций (а в условиях пандемии – новой коронавирусной инфекции), была возложена на иные категории работников (средний медицинский персонал и хозяйственный персонал). Это, в свою очередь, влечет за собой увеличение объема работ у указанных категорий работников и снижает качество оказываемой медицинской помощи.

Проблема нехватки медицинских кадров остро стоит и в службе скорой медицинской помощи. В большинстве случаев, даже на вызовах, не связанных с коронавирусной инфекцией, выездная бригада скорой медицинской помощи, укомплектованная одним медработником, не может оказать полноценную и своевременную медицинскую помощь, поскольку невозможно доставить к месту оказания медпомощи необходимое оборудование и оснащение, а также провести необходимые медицинские мероприятия, особенно те, которые связаны с проведением реанимации пациента. Из-за необходимости соблюдения повышенных противоэпидемических норм и выполнения ряда обязательных мероприятий[2], временные затраты на выполнение вызовов существенно возросли. Это привело к тому, что задержки выезда на вызов достигали почти 24 часов, что никак не соотносится с правом граждан РФ на получение своевременной и качественной медицинской помощи. Фактически имеет место нарушение конституционных прав граждан нашей страны.

В этой части Совет рекомендует Минздраву России, Росздравнадзору, органам исполнительной власти субъектов РФ:

1. Признать штатные нормативы, указанные в порядках оказания медицинской помощи по различным профилям, обязательными для применения.

2. Признать обязательными для применения нормативы укомплектованности общепрофильных выездных бригад скорой медицинской помощи, установленные Приказом Минздрава России от 22 января 2016 г.[3] (предусмотреть обязательный численный состав такой бригады исходя из 2 медработников: врач и фельдшер, врач и медсестра, фельдшер и фельдшер, фельдшер и медсестра). Аналогично признать обязательными нормативы состава специализированных бригад (реанимационной, педиатрической, психиатрической).

3. Восстановить сокращенные должности младшего медицинского персонала в медицинских организациях, обеспечить им предусмотренные действующим законодательством гарантии (сокращенную рабочую неделю, дополнительный отпуск и заработную плату в соответствии с Указом Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597).

4. Предусмотреть ответственность руководителей органов исполнительной власти в сфере здравоохранения субъектов Российской Федерации, а также руководителей медицинских организаций, за соблюдение обязательной нормативной численности штатных единиц медицинских работников.

Совет также рекомендует Государственной инспекции труда Российской Федерации, органам прокуратуры Российской Федерации:

1.   Контролировать соблюдение нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих обеспеченность трудовыми ресурсами медицинских организаций.

2.   Принимать меры по пресечению выявленных нарушений законодательства, связанного с обеспечением трудовыми ресурсами медицинских организаций.

II. По вопросу оплаты и нормирования труда, организации режима труда и отдыха  медицинских работников

Проблемы, связанные с оплатой труда, достаточно актуальны для большинства регионов Российской Федерации. Несмотря на то, что действующее законодательство предусматривает систему оплаты труда, способную обеспечить достойный уровень жизни медицинских работников, на местах нормы, регулирующие оплату труда, не применяются в должной степени.

Несмотря на принятый ранее Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597[4], согласно которому врачебный персонал должен получать заработную плату в размере 200%, а средний и младший медицинский персонал – 100% от средней заработной платы, установленной на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, такой уровень дохода для подавляющего большинства медицинских работников оказывается возможным только в случае выполнения дополнительной работы на условиях совмещения или совместительства.

Имеют место случаи, когда в связи с инфицированием медицинского работника остальные сотрудники направлялись на карантин. При этом время пребывания на карантине было оплачено в размере 2/3 оклада, то есть в нарушение норм Указа Президента РФ № 206 и принципа оформления больничного листа в отношении лиц, контактных с заболевшими.

Кроме того, имели место невыплаты и недоплаты заработной платы медработникам на основании постановлений Правительства РФ в связи с оказанием медицинской помощи пациентам, у которых подтверждена новая коронавирусная инфекция. В частности, п. 10 Постановления Правительства РФ от 2 апреля 2020 г. N 415[5] предусмотрены дополнительные выплаты не только тем работникам, которые взаимодействуют с гражданами, у которых выявлена новая коронавирусная инфекция, но и с лицами из группы риска, к которым относятся лица с внебольничной пневмонией, ОРВИ, бронхиальными заболеваниями, лица старше 60 лет, лица с сердечными заболеваниями, беременные женщины. Однако медицинские работники, работающие с гражданами, относящимися к категориям риска, специальных доплат чаще всего не получают.

Известны случаи, когда работники вынуждены вести амбулаторный прием, после него заступать на дежурство в стационаре, а затем снова выходить на работу в амбулаторию. Совершенно очевидно, что имеет место не просто переутомление, а истощение медицинских работников, которое, опять же, непосредственно сказывается на качестве и своевременности оказания медицинской помощи населению. В ряде медицинских организаций не соблюдается предусмотренная санитарными правилами продолжительность междусменного отдыха, которая должна составлять двойную продолжительность рабочей смены.

В этой части Совет рекомендует Государственной Думе и Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации наделить Правительство Российской Федерации полномочиями по установлению систем оплаты труда работникам бюджетных организаций.

Совет также рекомендует Правительству Российской Федерации:

  1. Утвердить нормативный правовой акт, устанавливающий, что:
  • предусмотренный Указом Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597 размер заработной платы медицинских работников устанавливается на одну ставку;
  • соотношение частей заработной платы (оклад, компенсационные и стимулирующие выплаты) должно быть жестко регламентировано и составлять соответственно 55/60% (оклад), 10/15% (компенсационные выплаты), 25/30% (стимулирующие выплаты);
  • за временное выполнение дополнительной работы в связи с вакантной должностью второго медработника бригады скорой медицинской помощи должна выплачиваться доплата, пропорциональная выполняемой работе (не менее 50% от среднего заработка по совмещаемой должности).
  1. Разъяснить федеральным, региональным и муниципальным органам исполнительной власти, руководителям медицинских учреждений необходимость устанавливать дополнительные выплаты медицинским работникам, непосредственно работающим не только с гражданами, у которых была установлена коронавирусная инфекция, но и с гражданами, относящимися к категориям риска.

Совет также рекомендует Государственной инспекции труда Российской Федерации, органам прокуратуры Российской Федерации:

1. Контролировать соблюдение нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих вопросы оплаты, нормирования и соблюдения режима труда медицинских работников.

2. В приоритетном порядке рассматривать жалобы работников на необоснованное отправление их в простой и иные способы сокращения заработной платы.

3. Принимать меры по пресечению выявленных нарушений законодательства, связанных с оплатой, нормированием и соблюдением режима труда медицинских работников.

 

III. По вопросу обеспечения средствами индивидуальной защиты (СИЗ)

Медицинские работники периодически сталкиваются с проблемой недостаточной обеспеченности СИЗ. В профсоюзы и профсоюзные объединения регулярно поступают запросы консультаций по данной проблематике. Однако системно нехватка СИЗ соответствующего уровня защиты проявилась в условиях угрозы распространения новой коронавирусной инфекции. Известно, что многие работники приобретали СИЗ за собственные средства, а сроки эксплуатации СИЗ, приобретенных за счет средств работодателя и выданных работнику, не соблюдаются.

При попытке разобраться в классификации СИЗ, сроков их эксплуатации, правил применения и условий обеззараживания, стала очевидной проблема доступности информации по данному вопросу. В условиях коронавирусной инфекции в некоторых медицинских организациях предлагалось дезинфицировать респираторы, что является грубым нарушением правил эксплуатации. Единственная категория СИЗ, требования к которым четко обозначены и правила эксплуатации которых сформулированы ясно, являются противочумные костюмы. Сопроводительная документация к закупаемым большинством работодателей одноразовым костюмам не содержит информацию о том, какому уровню защиты они соответствуют.

В этой части Совет рекомендует Минздраву России и Росздравнадзору:

1.   Разъяснить руководителям всех уровней недопустимость игнорирования потребности медицинских организаций в оснащении надлежащими средствами индивидуальной защиты;

2.   Организовать и провести ведомственную проверку закупок СИЗ (своевременность закупок, обеспеченность работников СИЗ и пр.).

3.   Разработать и утвердить единую классификацию СИЗ, требования к их качеству и уровню защиты, правила эксплуатации (включая дезинфекцию).

Совет также рекомендует Государственной инспекции труда Российской Федерации, органам прокуратуры РФ усилить контроль за соблюдением медицинскими организациями требований, предъявляемых законодательством Российской Федерации к охране труда работников.

 

IV. По вопросу признания профессиональных заболеваний

В условиях неблагоприятной санитарно-эпидемиологической ситуации актуализировалась проблема признания выявленного у работника заболевания вследствие заражения коронавирусной инфекцией профессиональным. Медицинское сообщество обеспокоено тем, что на руки работникам не выдаются никакие документы, подтверждающие у них наличие такого заболевания. В профсоюзы поступает информация о том, что работники медицинских организаций зачастую госпитализируются с пневмонией, вызванной COVID-19, а во время выписки им устанавливается диагноз ОРВИ. Кроме того, серьезные затруднения для работников представляет доказывание причинно-следственной связи между выполняемой работой и собственно заболеванием. Совет полагает, что необходимо пересмотреть и конкретизировать алгоритмы действий работодателя по расследованию профессиональных заболеваний медицинских работников.

В этой части Совет рекомендует Правительству Российской Федерации, Минздраву России, Роструду:

1.   Дополнить нормативные правовые акты, регламентирующие порядок установления работнику профессионального заболевания[6], следующими требованиями:

  • о том, что работодатель должен фиксировать в специальном журнале сведения о каждом подтвержденном, подозрительном или вероятном случае коронавирусной инфекции у пациента, которому оказывалась скорая медицинская помощь; обеспечивать мониторинг выявления наличия коронавирусной инфекции у пациента, которому была оказана скорая медицинская помощь; устанавливать медицинское наблюдение за работником, обеспечивавшим оказание скорой медицинской помощи пациенту, у которого диагностирована новая коронавирусная инфекция; информировать работника о подтверждении коронавирусной инфекции у пациента;
  • о том, что медицинская организация, на учете (лечении, обследовании и пр.) которой числится пациент с выявленной коронавирусной инфекцией, доставленный бригадой скорой медицинской помощи, обязана сообщать в больницу, при которой расположена скорая медицинская помощь, о факте подтверждения коронавирусной инфекции у доставленного силами скорой медицинской помощи пациента.

 

 

V. По вопросу правового статуса работников, находящихся на обсервации, и введения метода работы, аналогичного вахтовому

Принципиально новой проблемой для сферы здравоохранения стала организация метода работы, аналогичного вахтовому, в учреждениях здравоохранения. Ни один из случаев перевода (как реализованного, так и планируемого, но не введенного в действие) на метод работы, аналогичный вахтовому, не был осуществлен в соответствии с действующим законодательством. Внедрение нового режима работы осуществлялось с нарушением трудового законодательства, спонтанно, с использованием административного ресурса (в частности, работников предупреждали о незамедлительном увольнении из-за отказа работать в новых условиях; те работники, которые категорически отказывались работать в условиях, аналогичных вахте, были отправлены в простой). Работодателями систематически нарушались не только трудовые права самих работников, но и права членов семей медицинских работников (забота о пожилых родителях и несовершеннолетних детях), необоснованно снижался уровень дохода таких работников (из-за частичного сохранения заработка в связи с простоем).

В этой части Совет рекомендует Минздраву России, Росздравнадзору, органам государственной власти субъектов Российской Федерации:

1. Дополнительно разъяснить руководителям всех уровней о недопустимости нарушения законодательства, регулирующего правоотношения в сфере труда;

2. Довести до сведения руководителей всех уровней порядок изменения условий труда в соответствии со ст. 72 Трудового кодекса РФ и необходимость обязательного получения согласия работника.

 

VI. По вопросу правового сопровождения перехода на дистанционное образование образовательных учреждений

Принимая во внимание тот факт, что переход на дистанционное обучение производился в сжатые сроки в условиях сложной эпидемиологической обстановки, зачастую с нарушением трудового законодательства, во многих образовательных учреждениях до настоящего времени не были заключены дополнительные соглашения о переходе на дистанционное обучение.

В этой части Совет рекомендует Минпросвещения России, Миннауки России дополнительно разъяснить руководителям образовательных учреждений необходимость незамедлительно заключить с работниками дополнительные соглашения к трудовому договору о переходе на дистанционную работу;

Совет также рекомендует Рособрнадзору, органам прокуратуры Российской Федерации, Государственной инспекции труда Российской Федерации проконтролировать заключение таких дополнительных соглашений на добровольной основе со всеми работниками образовательных организаций без исключений до направления педагогических работников в отпуска.

 

VII. По вопросу материально-технического обеспечения дистанционного режима работы образовательных учреждений

Одной из значительных сложностей стала материально-техническая неподготовленность образовательных учреждений к переводу работников на дистанционный режим. Зачастую работники не обеспечивались необходимым оборудованием: ноутбуками, веб-камерами, наушниками, графическими планшетами.

Для проведения полноценных занятий с обучающимися отсутствовало и надлежащее программное обеспечение. Работникам не были предоставлены удобные и качественные платформы для проведения занятий с большим количеством слушателей, с возможностями взаимодействия с ними в разном формате. Часть имеющихся программ (например, Zoom, Google Meet, MS Teams) в бесплатной версии устанавливают ограничения по времени проведения занятия или количеству одновременных участников. Однако большинство образовательных организаций отказалось предоставлять преподавателями премиальные версии программного обеспечения.

Также большинству работников, переведенных на дистанционный режим, не была обеспечена компенсация за самостоятельное оборудование своего рабочего места, которая предусмотрена ст. 312.3 Трудового кодекса РФ, которая, в частности, должна покрывать повышенные расходы на электроэнергию, скоростной доступ к сети Интернет и иные расходы. В настоящий момент все эти расходы в подавляющем большинстве образовательных учреждений лежат в полном объеме на работниках.

В этой части Совет рекомендует Минпросвещения России, Миннауки России:

  1. Издать совместное письмо для органов государственной власти субъектов РФ, муниципальных органов власти, а также руководителей образовательных организаций, в котором предложить:
  • выделить образовательным организациям дополнительные финансовые средства на обеспечение перехода на дистанционное обучение;
  • руководителям образовательных учреждений установить в дополнительных соглашениях с работниками ежемесячную компенсацию за использование принадлежащего работникам оборудования в размере от 500 до 5000 руб. в зависимости от учебной нагрузки педагогического работника;
  • руководителям образовательных учреждений в случае невозможности предусмотреть в дополнительных соглашениях ежемесячные выплаты на организацию рабочего места по окончанию учебного года компенсировать всем работникам расходы на оплату доступа к сети Интернет, электричество, приобретение платного доступа к программному обеспечению, необходимому для осуществления образовательной деятельности.

2. Предусмотреть для педагогических работников возможность по их желанию вести занятия с рабочего места с обязательством для работодателей обеспечить все необходимые условия труда: рабочие пропуска, изолированные комнаты, необходимое оборудование, интернет, средства защиты для перемещения по городу и внутри вуза за счет образовательной организации.

 

VIII. По вопросу увеличения нагрузки на педагогических работников, осуществляющих свою деятельность в дистанционном режиме, и финансового обеспечения дистанционного процесса обучения

Другой значимой проблемой перехода на дистанционное обучение стала значительно возросшая методическая и психологическая нагрузка не преподавателей. Дистанционный режим работы предполагает значительно меньшую вариативность возможных методов изучения материала. В частности, исчезла возможность проводить практические занятия у преподавателей технических, физических, биологических, химических и других дисциплин. С другой стороны, у педагогических работников возникают бо́льшие временные затраты на подготовку в связи с необходимостью гораздо более тщательной методической проработки каждого занятия, а также необходимостью существенно менять структуру и содержание отработанных годами программ дисциплин. Опросы показывают возрастание нагрузки на 25-75% среди педагогических работников[7]. Отдельную проблему представляет собой безопасность программ, используемых при проведении дистанционных занятий. Некоторые преподаватели столкнулись с атаками со стороны злонамеренных интернет-пользователей (zoom-bombing). Из-за этого некоторые занятия были сорваны, преподаватели и студенты испытали стресс, потратили время на возобновление занятия. Во всех случаях преподавателям приходилось самим бороться с наплывом “троллей”. Такая ситуация многократно увеличивает уровень психологической нагрузки на педагогических работников.

При этом отдельные органы государственной власти субъектов РФ и муниципальные органы власти прорабатывают вопрос или принимают решения о сокращении статей бюджетных расходов на образование. В условиях многократно увеличившейся нагрузки, а также необходимости компенсировать работникам дополнительные расходы, такая ситуация не является допустимой.

В этой части Совет рекомендует Правительству Российской Федерации, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации:

1. Проработать вопрос об увеличении финансирования образовательных учреждений на период пандемии коронавируса, в том числе путем дополнительных бюджетных ассигнований по окончании учебного года.

2. Запретить органам власти всех уровней сокращать статьи расходов на образование до конца 2020 г.

3. Запретить органам власти всех уровней требовать (рекомендовать) от образовательных учреждений «оптимизации» штатного расписания, в том числе сокращения ставок преподавателей дополнительного образования и часов внеурочной деятельности.

Совет также рекомендует Минпросвещения России, Миннауки России, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации:

1. Издать совместное письмо для региональных и муниципальных органов власти, в котором предложить увеличить объем подушевого финансирования образовательных учреждений не менее чем на 25%;

2. Издать совместное письмо для руководителей образовательных учреждений, в котором предложить установить в дополнительных соглашениях с работниками увеличение оклада в размере от 25%;

Совет также рекомендует Рособрнадзору, Государственной инспекции труда Российской Федерации, органам прокуратуры Российской Федерации учитывая рост нагрузки при дистанционном обучении детей, проконтролировать сохранение всех стимулирующих и компенсационных выплат (сохранить зарплату в полном объеме) за апрель-июнь 2020 года.

 

IX. По вопросу организационного обеспечения перехода на дистанционное обучение

Процесс перехода на дистанционное обучение не был выстроен с организационной точки зрения. Преподаватели столкнулись с тем, что им зачастую пришлось самостоятельно выстраивать расписание и устанавливать связь с обучающимися. Преподаватели испытывали сложности в том, чтобы организовать такую работу самостоятельно.

Преподаватели с детьми столкнулись со сложностями, связанными с тем, что дети тоже пребывали дома. Некоторым преподавателям не на кого оставить детей во время занятия с обучающимися. Некоторые преподаватели вынуждены делить свое устройство для выхода в интернет с ребенком, который должен учиться в школе или вузе онлайн. Не у всех преподавателей есть изолированная комната дома, чтобы проводить занятие в тишине. При этом дошкольные образовательные учреждения не принимали детей преподавателей в дежурные группы.

Преподаватели и педагоги опасаются, что в период пандемии пройдут реорганизации (слияние факультетов, учреждение школ на их месте, ликвидация кафедр и т.д.), которые приведут к сокращению штатов. Такие действия уже сейчас начаты во многих образовательных учреждениях.

В сфере высшего образования профессорско-преподавательский состав сталкивается с многочисленными ограничениями в связи с необходимостью участия в конкурсе на занятие соответствующих мест и должностей. Несмотря на наличие отдельных позитивных примеров автоматического продления контрактов на следующий учебный год, большинство образовательных организаций требует от своих работников обязательного участия в конкурсных испытаниях. При условии ограничений на передвижения, ограничений в работе некоторых органов исполнительной власти, преподаватели не могут вовремя предоставить все необходимые документы, подать для конкурсной комиссии заявку, в которой в полной мере отражены все достижения кандидата.

В этой части Совет рекомендует Минпросвещения России, Миннауки России, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации:

1. Обеспечить возможность принимать детей работников образовательных организаций в дошкольные образовательные учреждения в дежурные группы.

2. Ууказать руководителям образовательных учреждений  на необходимость строго следовать положениям приказа Минобрнауки России от 11 мая 2016 г. № 536 «Об утверждении Особенностей режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и иных работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность», не привлекать педагогических и других работников образовательных учреждений за рамками их должностных обязанностей и тех видов работ, которые предусмотрены приказом, исключить привлечение педагогов к ремонтным работам в школе, работам на приусадебном участке школы, благоустройству городских и школьных территорий, бесплатной работе в лагерях, организованных муниципальными органами.

3. Наложить мораторий на проведение реорганизации образовательных учреждений, изменения штатного расписания на время пандемии до конца 2020 г.

4. Отложить проведение конкурсов, продлив срок действия трудовых договоров на время пандемии как минимум до окончания 2020 г.

 

X. По вопросу организации дистанционного обучения в летний период и отпусков работников

С появлением информации об отмене ОГЭ и переносе времени проведения ЕГЭ из образовательных учреждений стали поступать сообщения от работников в связи нарушением их прав на предоставление отпуска. Вопреки положениям трудового законодательства график отпусков изменяется работодателями в одностороннем порядке, от работников принудительно требуют написания заявлений о разделении отпуска на части, о сокращении отпуска в счет выплаты компенсации за неиспользованный отпуск, о предоставлении отпуска за свой счет.

В этой части Совет рекомендует Минпросвещения России, Миннауки России, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации:

1. Издать совместное письмо для министерств и ведомств субъектов, муниципальных органов власти, руководителей образовательных учреждений, в котором указать на недопустимость:

  • направления в образовательные организации писем об изменении графика отпусков,
  • изменения графика отпусков в одностороннем порядке,
  • оказания давления на работников с целью принуждения их к написанию заявления на отпуск в период, удобный для администрации учреждения,
  • принуждения работников к выходу в отпуск за свой счет,
  • игнорирования при направлении работников в отпуска ограничений на перемещение в связи с пандемией, наличие детей у работников и необходимость полноценного длительного отдыха перед началом учебного года.

Совет также рекомендует органам прокуратуры Российской Федерации, Рособрнадзору, Государственной инспекции труда Российской Федерации обратить внимание своих территориальных структур на возможное поступление значительного числа обращений от педагогических работников, связанных с нарушениями права на отдых, рекомендовав рассматривать такие обращения в приоритетном порядке.

 

XI. По вопросу организации проведения государственной итоговой аттестации

Запрет на проведение массовых мероприятий, а также иные ограничительные меры в период пандемии коронавируса, повлекли за собой необходимость принятия решений о формате и времени проведения государственной итоговой аттестации (ГИА). Совет поддерживает решение органов исполнительной власти полностью отменить проведение ОГЭ в настоящем учебном году. Вместе с тем многие разрабатываемые решения, связанные с организацией ЕГЭ, которые сейчас обсуждаются, могут затрагивать трудовые права педагогических работников и права иных участников образовательного процесса.

Предпочтительным временем проведения ГИА является июнь-июль 2020 г., поскольку проведение аттестационных мероприятий в августе неизбежно срывает начало учебного года не только в школе, но и в высших образовательных учреждениях. Позднее проведение ГИА также скажется на возможности полноценного отдыха как для обучающихся, которые будут вынуждены продолжить подготовку к сдаче экзаменов в течение всего летнего периода, так и для педагогических работников, которые будут вынуждены начать новый учебный год, будучи вымотанными во время проведения ГИА.

Следует отметить дополнительные сложности, которые могут возникнуть у абитуриентов высших образовательных учреждений в связи с сохранением сроков летнего призыва в 2020 г. Из-за более позднего проведения ГИА, внутренних дополнительных вступительных испытаний в вузах неизбежно в более поздние сроки будет принято решение о зачислении абитуриентов в высшие образовательные учреждения. В таком случае может возникнуть ситуация, когда абитуриент будет призван на службу в Вооруженные Силы РФ без возможности получения отсрочки в связи с обучением.

В этой части Совет рекомендует Минпросвещения России, Рособрнадзору, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации:

1. В случае проведения ЕГЭ в очном формате летом или осенью 2020 года учесть сложность и ответственность этой работы в связи со строгими правилами проведения, привлекать работников к ней только на добровольной основе, освободить от работы на ЕГЭ лиц старше 55 лет и имеющих хронические заболевания, которые повышают опасность тяжелого протекания болезни при заражении коронавирусом.

2. Установить соответствующий трудозатратам размер компенсации за работу на ГИА в размере не менее 600 рублей в час.

3. Предпринять максимум мер для эпидемиологической безопасности лиц, присутствующих на экзамене.

4. Рассмотреть, как преимущественный, вариант проведения ГИА в июне-июле 2020 г..

5. При необходимости проведения ГИА в августе 2020 г. или позже предоставить дополнительные оплачиваемые отпуска педагогам, которые будут заняты на приеме ЕГЭ.

Совет также рекомендует Минобороны России рассмотреть вопрос об изменении сроков летнего призыва 2020 г. на более поздние с целью максимального соблюдения прав призывников, а также прав абитуриентов, поступающих в высшие образовательные учреждения.

 

[2] Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 18 мая 2010 г. N 58 «Об утверждении СанПиН 2.1.3.2630-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность».

[3] Приказ Минздрава России от 22 января 2016 г. № 33н “О внесении изменений в Порядок оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи, утвержденный приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20 июня 2013 г. № 388н”.

[4] Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. N 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики».

[5] Постановление Правительства РФ от 2 апреля 2020 г. N 415 «Об утверждении Правил предоставления в 2020 году иных межбюджетных трансфертов из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, источником финансового обеспечения которых являются бюджетные ассигнования резервного фонда Правительства Российской Федерации, в целях софинансирования, в том числе в полном объеме, расходных обязательств субъектов Российской Федерации, возникающих при осуществлении выплат стимулирующего характера за особые условия труда и дополнительную нагрузку медицинским работникам, оказывающим медицинскую помощь гражданам, у которых выявлена новая коронавирусная инфекция, и лицам из групп риска заражения новой коронавирусной инфекцией».

[6] Постановление Правительства РФ от 15 декабря 2000 г. N 967 «Об утверждении Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний»; Приказ Минздравсоцразвития России от 27 апреля 2012 г. N 417н «Об утверждении перечня профессиональных заболеваний»; Письмо Роструда от 10 апреля 2020 г. N 550-ПР «Об отнесении случаев заражения медицинских работников коронавирусной инфекцией к профессиональным заболеваниям».

Загрузить (326,81 КБ)


© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter