Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Ахмедова Марина Магомеднебиевна
Заместитель главного редактора журнала «Русский Репортер». Писатель, общественный деятель

Что такое быть рядом?

  • Опубликовано 07 Января 2021
  • 345 просмотров

Как-то раз я пристала к отцу Александру с вопросом – «А что такое быть рядом?». Он только что рассказал мне о своем первом опыте присутствия рядом с человеком, который умирал в мучениях от тяжелой болезни. Человек был одинок, очень страдал, не верил в Бога и не собирался, а отец Александр – простой приходской священник, который сам вызвался на такое присутствие – не знал, что ему сказать, и чем облегчить его страдания. Это был его первый опыт, и он сам ужасно страдал.

 

– Я был беспомощен, - говорил он мне. – Но я понял, что даже если священник не может выполнить свои пастырские обязанности, то важно просто быть рядом.

И вот тут я и спросила – «А что такое быть рядом?».

– Ну по-человечески быть рядом, - помолчав, сказал он.

– А что это значит? – спросила я.

Отец Александр надолго замолчал. Мы сидели как раз после новогодних праздников в полупустой Москве, в теплой кондитерской. Я смотрела в окно на падающий снег, чтобы не мешать ему думать. А он – перед собой, но не на меня, не на столики, не на официантов, а куда-то туда, что было не здесь.

 

– Являть свое присутствие в мерцающем сознании умирающего человека, - медленно заговорил он. – Когда человек приходит в себя, выходя из беспамятства, важно, чтобы он чувствовал – он не один. Остаться одному одинокому человеку – конечно же, страшно. Быть с ним по-человечески рядом – это простое обещание: «Что бы ни происходило, я буду с тобой рядом. Я буду держать тебя за руку до самого того момента, когда ты подойдешь к границе, разделяющей жизнь и смерть. А там тебя уже встретят твои близкие усопшие люди, если ты в это веришь. Там тебя встретят ангелы, если ты веришь в них. Там тебя встретит Бог, если ты веришь в Него. Но ты не будешь один. Я буду идти рядом с тобой до той границы». Я не литургически ему помогал, я помогал, оставаясь просто человеком – рядом с ним.

 

Я часто виделась с отцом Александром в Москве и в Питере. Я бывала в питерском детском хосписе – первом хосписе в России, который основал он же. Он служил простым священником в Никольском храме и часто приходил к детям, излечения для которых не существовало, и их отправляли домой умирать без обезболивающих. Отец Александр начал сам ходить по чиновникам и убеждать их – нужна паллиативная служба, которая будет ездить по домам таких детей и приносить им медикаментозное и человеческое облегчение. Нельзя забывать их, нельзя их списывать и делать вид, что их нет. Служба получилась. А потом был построен хоспис. А потом был построен второй в Домодедове.
 

И вот что меня удивляло: отец Александр – основоположник детских хосписов в России, но почему о нем так мало говорят? Всегда на слуху другие люди, которые сделали гораздо меньше. «Почему вы о себе не рассказываете?» – спрашивала я. «А зачем? – удивлялся отец Александр. – Я ведь – священник. Я ведь стою у престола и веду разговор с Богом. Который создал человека потому, что ему было без человека скучно. Он тоже со мной разговаривает. Лайки я получаю от него».

 

На днях отец Александр Ткаченко был назначен председателем Фонда поддержки детей с тяжелыми заболеваниями «Круг добра». Это – хорошее назначение.


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter